Шэн Джойи (shan_joye) wrote,
Шэн Джойи
shan_joye

Армия замечательна своими традициями. Когда заслуженный офицер исчерпывает запас
жизненных сил военное руководство выделяет людей для проведения траурного ритуала
стараясь разрушить миф об общечеловеческом равнодушии.
Люди как правило выбираются случайным образом из наиболее достойных и наименее занятых
в строго определенном количестве. Роптать не приходится, нужное это дело - похороны.
И вот в хмурое утро избранники службы обнаруживают себя возле облупленных стен городского морга
в окружении немногочисленных родственников покойного, отрешенно блуждающих между ритуальными автобусами.
На неприметном черном крайслере приехал низенький священник. "Сия колесница освящена..."
После часового ожидания наконец открывают траурный зал. Сияющий лаком в тусклом электричестве деревянный гроб на
минуту приковывает к себе внимание. Все-таки есть же мастера своего дела. Кружевная ткань
окружает тело со всех сторон. Ярко бросают отблески свечей изящные латунные ручки и замки.
Да в таком гробу... Гроб поддерживает подъемник с колесами. Удобно катить - удобно опускать.
Старый седой полковник неподвижен. Его охраняют часовые - четыре статуи с автоматами.
Красиво стоят, красиво держат оружие.
Цветное оргстекло косыми лучами подкрашивает их лица. Тихо звучит орган.
Входит священник - тишина. Неторопливо, точными движениями он раскладывает на граните ритуальные
аксессуары - во всем есть наука. Гнусавым бормотанием он начинает обряд сопровождая речетатив частым позвякиванием кадила.
Родственники крестятся в паузах. Три полковника в зале: молодой стоит, пожилой сидит, старый лежит.
Младшие офицеры стоят молча в задних рядах. За ними прислонился к стене свежеснаряженный могильный
крест. Тоже лакированный и очень красивый. Чуть далее много много других точно таких же крестов лежат в прозрачной упаковке ожидая своего часа. Исчитав весь положенный текст священник смиренно смолкает.
Слово берет пожилой полковник представляющий бывший отдел покойного. Зычным голосом пылко обрушивает он на собравших
пыльный советский пафос. "Страна доверила ему... прошел долгий плодотворный путь... научиться жить с этой
незаменимой утратой". Исчерпав запас заготовленных шаблонов он передает слово молодому полковнику.
Еще горсть звонких штампов и снова тишина.
Старый полковник смиренно молчит. Добавить нечего. Родственники уходят. Один ворчливый говорит что-то грубое выступившим ораторам и тоже уходит.
Наконец слово дают женщинами и привычные истошные рыдания заполняют скучающие мраморные стены спасая всех
от застывшей неловкости.
Над покойным склоняется старик - видимо коллега по работе. Такой же старый, с такими же усами. Может смерть ошиблась?
Слова закончены - гроб закрывают навсегда. Нести недалеко и нетяжело. Все продумано.
Часовые выходят торжественным шагом. Офицеры выносят покойного по частям:
Сначала в дверях появляется фотография в скромной рамке, затем две маленькие траурные подушечки с медалями и один гроб.
На секунду солнце пробегает по блестящим значками - "песочные" медали за выслугу и полный набор юбилейных.
Заслуженный оказывается был полковник.
Кладбище... Автобус целых десять минут петляет по заросшему лесу среди тьмы заброшенных и еще посещаемых
могил. Справа тянутся сотни метров стен с урнами. Черные и белые. В одном месте
плиты напоминают шахматную доску - видимо военные лежат, в армии любят простой порядок.
Сарказм истории - три немецкие машины с почетом везут советского полковника разведки.
Офицеры все молодые: лейтенанты, капитаны. В автобусе шумно. Разговоры, шутки, споры. Слишком далек еще
черный занавес, незаразна еще чужая скорбь.
В салоне появляется лицо ворчуна:
- "Офицеры?"
- "Да"
- "А я тоже служил..."
Познакомились, разговорились. Несущественные вопросы, несущественные ответы. Связистом оказывается был,
ключом стучал.Хороший дядька.
Рассказать бы ему про покойного, как служил, чем руководил. Да нечего. Не знает никто старого полковника.
Соврали:"Извини, не можем рассказать дружище. Государственная тайна"
- "Ну оно понятно. Разведка. Ну бывайте"- уходит довольный.
Яму заготовили рядом с самой дорогой. Место хорошее, но тесновато - кругом могилы могилы. Караульные приносят
знамя с черной повязкой. Гроб уже в яме. Тишина. Шелестят осины. Все чего-то ждут. И вдруг залп! На мгновение уши оглушены.
Через пару секунд второй, третий. Это вам не гражданские похороны! Страна помнит!Ура Полковнику!... Все...
Через пятнадцать секунд исчезают караульные, знамя и автоматы. Еще тридцать пять - яма закрыта песком.
Могилокопатели навысоте. Хорошо все-таки быть уважаемым офицером.
Постояв у венков с минуту гости поспешно рассаживаются в автобусах скрываясь от ветра.
В ушах все еще звенит от выстрелов. Расстрелянное небо равнодушно гонит на север тучи.
Водители торопливо собирают в траве пустые гильзы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment